Реставрация и противоаварийное укрепление памятников Ново-Иерусалимского монастыря в Истринском районе Московской области.


Конференция в Троице-Сергиевой Лавре в 2010 г.


        Ново – Иерусалимский монастырь (Рис. 1) является одним из наиболее значительных монастырей – крепостей, формировавших защитное кольцо вокруг Москвы. История монастырских сооружений тесно связана с конструктивными проблемами, возникшими из-за неравномерных осадок разных частей здания. Причиной этого послужила подсыпка естественных склонов холма, на котором стоит монастырь насыпным грунтом, нередко смешанным с органическими включениями. Подсыпка выполнялась с целью увеличить полезную площадь монастыря, но помимо этого она привела к многочисленным проблемам, прежде всего периметральных сооружений – монастырских стен и башен.

Изменившаяся в советское время вертикальная планировка, засыпка пруда – естественного водосбора поверхностных вод, привели к повышению уровня грунтовых вод, а аварийные протечки из труб в сочетании с перечисленными выше факторами вызвала образование оползня северного склона с созданием аварийной ситуации стоящих вблизи сооружений - крепостной стены и башни Варуха.


Краткая история монастыря

Основан в 1656 патриархом Никоном как подмосковная резиденция патриархов. По замыслу Никона, монастырь в будущем должен был стать центром православного мира. Некоторые здания повторяют очертания сооружений Иерусалима, как, например, одноглавый крестово-купольный Воскресенский собор (1656—1685), построенный по образу и подобию Храма Гроба Господня; к нему пристроены шатровая часовня Гроба Господня, Успенская церковь, подземная Константиноеленинская церковь. В одном из приделов собора погребён патриарх Никон. Лучшие архитекторы России — К. И. Бланк, Я. Г. Бухвостов, М. Ф. Казаков, В. В. Растрелли, А. Н. Воронихин, К. А. Тон, П. И. Заборский создали красивейший архитектурный ансамбль (помимо Вокресенского собора, отметим также скит Никона (1658), где опальный патриарх жил в 1658—1664; Трёхсвятительскую церковь (1686—1698); надвратную церковь (1694—1697); Больничные и Трапезные палаты, дворец царевны Татьяны Михайловны (всё — кон. XVII в.); стену монастыря с восемью башнями (1690—1694)); Кузнечные палаты (1690—1694). 

            В 1698 г. близ монастыря произошло сражение между восставшими стрельцами и войсками, верными царю. Монастырь стал крупным землевладельцем (в XVIII в. — до 13 тыс. крепостных душ); в XVII в. на территории Нового Иерусалима существовала большая библиотека, собранная по инициативе Никона; монастырь был важным центром паломничества.

В 1919 монастырь был закрыт, в 1921 в его стенах был образован краеведческий музей (с 1935 — Московский областной краеведческий музей).

В 1941 здания обители сильно пострадали в результате военных действий; многие архитектурные памятники были уничтожены.

В 1959 музей возобновил работу; сооружения монастыря восстановлены, за исключением основной архитектурной доминанты — исполинской ярусной звонницы 17 века.

 


 

Рис. 1 Вид Ново Иерусалимского монастыря с птичьего полета.

             

Описание работ

Ново-Иерусалимский монастырь расположен в 70 км на северо-запад от Москвы. Он был основан в 1656 г.  митрополитом Никоном, известным своей церковной реформой, повлекшей за собой т.н. раскол.

            Будучи человеком честолюбивым, он задумал построить монастырь как свою загородную резиденцию в максимальном соответствии с храмовым комплексом на святой земле в Иерусалиме.

            Названия большинства построек повторяли названия в Иерусалиме. Очертания храмов, стен и башен должны были напоминать вид подлинников. Даже элементы рельефа, окружающего монастырь, также приобрели библейские названия. Так холм, на котором было решено построить монастырь, стал Сионом, а протекающая под ним река Истра на части своего пути стала называться Иордань. В Гефсиманском саду на холме Фавор вблизи монастыря находится скит Никона. На склоне холма была сооружена часовня с Самарянским колодцем.

            Для увеличения площади монастыря холм с боков был подсыпан грунтом, вследствие чего периметральные стены и башни наполовину стояли на коренных грунтах, наполовину на насыпных. Это обстоятельство послужило причиной неравномерных просадок и наклона части башен.

            В 1995 году на северном склоне холма произошло массовое сползание грунта по длине 35 м вдоль прясла. Оползень поставил под угрозу устойчивость стен и особенно башни Варуха, к которой он подошел на недопустимо близкое расстояние.

            При обследовании башни оказалось, что фундамент ее заглублен лишь на 60-80 см, а в примыкающих к ней стенах ограды обнаружены свежие трещины, красноречиво свидетельствующие о действии сил, стремящихся опрокинуть башню.

            До оползня склон зарос кустарником и крупными деревьями, несколько из которых были вывернуты с корнем. Сразу после оползня оставшиеся крупные деревья были также спилены из опасения что под воздействием ветровых нагрузок их корневая система может способствовать дальнейшей дестабилизации откоса.

            Оползень произошел внезапно, однако еще за несколько лет до него на грунтовой дорожке вдоль наружного периметра стен можно было видеть вполне заметные продольные трещины, свидетельствующие о постепенном развитии негативных процессах, приведших в конце концов к оползню.

            Первой задачей было определить причины оползня и выработать комплекс мероприятий по противоаварийному укреплению сооружений, находящихся рядом с ним.

            Причины назывались самые разные вплоть до влияния корней крупных деревьев под воздействием ветра до такой экзотической как циклическая подверженность склонов оползням в соответствии с 11 летним лунным циклом

            Однако основными причинами были следующие.

-        Сползшие грунты были полностью насыпными и вследствие этого более рыхлыми нежели коренные.

-        Обводненность грунтов, слагающих склон, была очень высока из-за снежной зимы, а также из-за протечек подземных водопроводных труб, проходящих внутри монастыря.

-        Немаловажным фактором был и изменившийся рельеф внутри монастырских стен. Так если прежде уклон был направлен от периметральных стен к расположенному внутри монастыря пруду и к организованному водоприемнику, расположенному вокруг подземной церкви ххх то к середине 20 в пруд был засыпан а общий уклон поверхности земли был направлен в сторону северной части монастырской ограды.

            Очевидно что это не могло не вызвать подъема уровня грунтовых вод что в свою очередь оказалось критичным для устойчивости насыпной части откоса.

            Таким образом к весне 1995 года переувлажненный грунт склона вызвал оползень и привел к стоящие на верху сооружения к возможность опрокидывания.

            В комитете по культуре Московской области был созван совет целью которого было принятие решений по срочным противоаварийным мероприятиям.

            В первую очередь необходимо было решить как уберечь от опрокидывания башню Варуха, стоящую на краю образовавшегося обрыва.

 


Рис.2. План железобетонных конструкций укрепления оползневого северного склона монастырского холма.

 

 

Рис. 3. Поперечное сечение первого этапа укрепления у башни Варуха.

 

 

 

Рис. 4. Жесткие конструкции ферм, соединяющих верхний и нижний свайные ростверки.

 

В результате длительных обсуждений специалистов было принято решение соорудить вокруг башни с наружной стороны свайный ростверк криволинейного очертания для предотвращения выдавливания грунтов основания под весом башни (16 шт, 6 м глубиной).

            Очевидно, это было недостаточной мерой, так как буро-инъекционные сваи в этом случае работали на изгиб и не могли в достаточной степени удерживать башню. Оставалась угроза сползания и опрокидывания башни вместе с ростверком. Для удержания массы земли на склоне от дальнейшего сползания было решено устроить в основании откоса тяжелый дренируемый банкет на котором соорудить второй свайный ростверк из 60 буро-инъекционных армированных свай, соединенных поверху железобетонной плитой.

            Чтобы заставить оба ростверка работать вместе решено было их соединить железобетонными спицами. Спицы должны были иметь перелом в середине своей длины направленный вниз для обеспечения упора в землю. (Рис. 2-3)

            Следует учесть особенности финансирования проводимых работ с учетом трудностей постперестроечной эпохи. Несмотря на то, что объект был признан аварийным, финансирование оставалось весьма неритмичным и недостаточным

            Учитывая это обстоятельство, армирование железобетонных спиц было выполнено в виде самостоятельных ферм из уголков. Как оказалось впоследствии это решение было единственно верным так как им пришлось ожидать бетонирования более года. (Рис. 4, 5)

 

           

 

Рис. 5. Металлические фермы через год после монтажа.

     

    Для обеспечения большей жесткости спиц, соединяющих верхний и нижний ростверки, между ними были выполнены поперечные железобетонные спицы аналогичной конструкции.

           

 

Рис. 6. Обетонированные конструкции металлических ферм.

     

    Большие сложности вызвало устройство дренажа под нижним банкетом. Его устройство было необходимо так как свайное поле из буро-инъекционных свай образовывало своего рода подземную плотину для грунтовых вод. Сложность состояла в том, что приходилось копать дренаж в условиях когда водонасыщенный грунт практически превращался в кисель. Однако производство с этой проблемой справилось, и к концу осени дренаж успешно функционировал.

       

 

 

Рис. 7. Засыпка грунтом железобетонных конструкций укрепления склона.

 

Бетонирование железобетонной плиты нижнего свайного ростверка происходило в зимних условиях с электропрогревом арматуры. В нескольких местах бетонирование пришлось осуществлять на промерзшую ледяную поверхность, несмотря на то что снег постоянно убирался. Это привело к тому что весной под частью плиты образовалась щель, в которой были видны оголовки свай.

            Помимо этого грунт песчаного банкета дал небольшую просадку. В итоге на следующий год трещину пришлось инъектировать цементным раствором.

            Совет старшего и более опытного коллеги (Г.Б. Бессонова), имевшего большой опыт реставрации аварийных памятников и не раз столкнувшегося с неритмичностью государственного финансирования, звучал следующим образом. Каждый этап работ должен быть максимально самодостаточным, как если бы финансирование прекратилось с завтрашнего дня.

            Исходя из этих соображений в частности, армирование соединительных железобетонных спиц было выполнено в виде жестких ферм из уголка прямоугольного сечения. Эта позиция подтвердила свою правоту, так как этим фермам пришлось дожидаться бетонирования более полугода. (Рис 5).

            После завершения противоаварийных работ 1 этапа у башни Варуха приступили к аналогичным работам по всей длине оползня 35 м. Нижний ростверк оставался горизонтальным, имея в своем основании песчаный банкет, в то время как верхний ростверк повторял своими очертаниями кривизну кромки оползня.

            После выполнения большинства основных работ по усилению склона финансирование опять надолго прекратилось и северный склон монастыря напоминал циклопическую бетонную сетку, накинутую на прежде утопающий в зелени живописный склон холма, на котором ранее был родник со святой водой. (Рис. 6)

            И лишь через несколько лет появились средства позволившие провести благоустройство склона - закрыть бетонные конструкции насыпным грунтом уложить поверх растительный слой с дерновым покрытием и кустарником для укрепления поверхности склона (Рис 7).

            Из незавершенных идей осталась лишь восстановление Самарянского колодца и часовни над ним, утраченного в начале 20 века после революции. Впрочем это не мешает верующим набирать святую воду из выпусков дренажных труб, расположенных в теле нижнего банкета под плитой свайного ростверка.

         

   Также нереализованным остался проект вертикальной планировки, предполагавший восстанвление быших ранее уклонов внутри монастыря и направлявших поверхностные водны к находившеуся ранее на его территории пруду. Пруд также предполагалось восстановить. Вероятно это дело недалекого будущего, по крайней мере хорошо уже то, что в первую очередь были заменены подземные коммуникации, успевшие внести свой вклад в создание аварийной ситуации.

Помимо укрепления оползневого северного откоса было выполнено противоаварийное укрепление и инженерная реставрация аварийного западного прясла. Оно раскололось продольно трещиной на два отдельно стоящих блока. Часть наружного блока с машикулями обрушилась по длина 40 м. Оставшаяся часть прясла была рассечена сквозной трещиной и наружная половина грозила падением.

Причина расслоения связана с неоднородностью грунтов основания в результате подсыпки внешней стороны холма перед постройкой стены. Насыпные грунты, как более рыхлые дали большую осадку. Какое-то время устойчивость стены обеспечивалась деревянными внутристенными связями. После их разрушения устойчивость стены была поставлена под угрозу. Длительное нахождения прясла без кровли усугубило ситуацию.

 

В ходе реставрационных работ были восстановлены утраченные части стены и заложены поперечные металлические связи. Также был усилен фундамент инъектированием пустот и восстановлено кровельное покрытие.

 

 

Библиография

    1. «Историческое описание Воскресенского, Новый Иерусалим именуемого монастыря», Чтения в Императорском обществе истории и древностей российских при Московском университете, М. 1874, архимандрит Леонид (Кавелин)
  1. «Московский областной краеведческий музей в городе Истре», Московский рабочий 1989, сост. З.П. Майборода
Подстраницы (2): apt photocopy N-J APT text
Comments